Украинская катастрофа: в стране нет значительной группы людей, чьи доходы выросли с 1989 года

Главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев представил исследование Transition Report 2016 -2017 в Украине. VoxUkraine записал его лекцию.

Автор:

Европейский банк реконструкции и развития провел масштабное исследование Transition Report 2016 -2017, в котором очень детально изучил, как переход к рыночной экономике в различных странах сказывался на большинстве жителей: их благосостоянии, уровне удовлетворенности жизнью и даже физическом росте. Представлять исследование в Украину приехал главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев. VoxUkraine записал его лекцию, которая проходила 23 ноября в Киевской школе экономики

Это первый “Доклад о переходном процессе” [к рыночной экономике], рассматривающий проблемы неравенства и инклюзивности. Раньше мы всегда рассматривали средние показатели стран, такие как ВВП или инвестиции, иногда секторальные показатели. Но как вы знаете, вопросы неравенства и инклюзивности актуальны и важны не только в странах, в которых мы работаем, но и на Западе. Некоторые люди связывают рост популизма в некоторых западных странах с тем, что последние 20 лет экономического роста и реформ, глобализации и технологического прогресса улучшили жизнь лишь части населения. Те, кто почувствовал себя обделенным, проголосовали за популистов. Именно поэтому мы решили написать о неравенстве и инклюзивности. Другая причина — к сожалению, наши страны были первопроходцами в росте популизма.

Основный вопрос, рассматриваемый нами, это то, как переход к рыночной экономике повлиял на отдельных людей, а не на страны в целом. Мы начинаем с динамики доходов. Также мы анализируем как субъективное чувство удовлетворения жизнью, так и объективные показатели благополучия. Мы рассматриваем неравенство возможностей и финансовую инклюзивность. Все-таки мы банк и для нас важно обеспечение людей финансовыми услугами. Этот набор данных, исследование “Жизнь в переходной период», уникален. Опрос проводился в третий раз. Впервые — в 2006 году, во второй раз — в 2010 году.

Я вижу в аудитории многих преподавателей и студентов, поэтому призываю вас использовать эти данные. Их очень много, исследования провели в этот раз в большем количестве страны (34). Мы исследовали 29 посткоммунистических стран, а также пять стран без коммунистического прошлого, такие как Германия, Италия, Греция и Кипр. Также провели опрос в тех местах, что и в 2010 году. Поэтому вы можете сравнить динамику взглядов и уровня жизни в странах, исследуемых нами уже в третий раз. Более того, мы опросили около 51 тысячи домохозяйств.

Отчет состоит из четырех разделов. Я постараюсь представить по крайней мере три. В первом идет речь о неравенстве и динамике доходов разных групп населения. Второй рассказывает о том, как переход к рынку, повлиял в последние 25-27 лет на субъективное и объективное благосостояние людей. В третьем рассматривается неравенство возможностей в регионе, а в четвертом идет речь о финансовой инклюзивности.

Доходы людей и рост популизма в мире

Рассмотрим некоторые данные Доклада. Первые цифры не очень оптимистичные, но очень важные, поскольку мы получили в ответ на следующий вопрос. Мы спросили, доходы скольких людей, начиная с 1989 года, с начала перехода, росли быстрее, чем доходы населения богатых стран. У какой доли населения по крайней мере частично сократился разрыв по отношению к доходам жителей богатых стран? К сожалению, ответы показали, что лишь у меньшинства значительно сократился такой разрыв. В наших странах, в целом показавших хорошие результаты, среднестатический гражданин не увидел исчезновения или даже сокращения разрыва с богатыми странами. Богатство также очень сильно сконцентрировано у богатейших. Наш регион является уникальным, потому что большинство чрезвычайно богатых людей заработали свое состояние в секторе полезных ископаемых и необработанных продуктов.

Я начну с графика не из нашего региона. Это так называемый «график-слон» Милановича

График 1.1

На нем вы видите «слона» с хоботом в точке С и головой в точке А. Что означает этот «слон»? Он рассказывает вам историю нехватки инклюзивности в мировом росте доходов. Во-первых, посмотрите на распределение доходов в мире, скажем, на топ-1% населения, или на медианного жителя, или на самых бедных. И задайте вопрос: каким был темп роста доходов за 20 лет, от 1988 до 2008, в этом сегменте мирового распределения доходов? Вы видите, что положение топ-1% населения мира улучшилось. Доходы самых бедных 10% также росли, меньшими по сравнению со средними темпами в мире, но все же росли.

Средний класс мира выиграл больше всего. Это средний и высший класс Китая и Индии. Они получили огромные выигрыши от роста. Действительно, когда мы смотрим на бедные страны в целом, мы понимаем, почему наблюдается такое большое падение бедности в мире. Сейчас ее уровень около 10%, тогда как в начале 80-х она была на уровне около 40% от населения мира. Но мы также видим, что нижний сегмент среднего класса на Западе (около пункта В на графике) не улучшил свое состояние. Реальные доходы этих людей практически не выросли. Поэтому неудивительно, что многие люди из этого сегмента мирового распределения доходов поддерживают политиков-популистов и отвергают существующую систему.

Изменения доходов в регионе

Какова форма графика для нашего региона? Она отличается, но все же несколько напоминает слона (График 1.9). Мы также видим людей на самой вершине: у них лучшее образование, и им легче выиграть в рыночной экономике. К сожалению, в некоторых странах эти люди также имеют лучшие связи. Мы видим людей в нижней части. Это жители очень бедных стран. Конечно, закон условной конвергенции утверждает, что если вы живете в очень бедной стране, например, в Центральной Азии, вам легче расти. Поэтому неудивительно, что страны Центральной Азии растут быстрее, чем страны Центральной Европы. Скорость роста доходов этих людей выше средней.

График 1.9

Середина растет несколько медленнее. Если мы посмотрим на этого «слона» в начале реформ и в конце реформ, мы увидим, что в первые годы перехода доходы почти всего населения (кроме топ-5%) снижались. Если вернуться к середине 1990-ых и спросить, сколько людей в нашем регионе выиграло от первых лет реформы, ответ будет — топ-5%. Так случается не всегда. Такие графики, скажем, для Бразилии и Чили, выглядят иначе. Можно получить график, согласно которому бедное население выиграло больше, чем богатое. Но в нашем случае все наоборот.

График 1.3 типичен для страны из нашего региона, России, в которой топ-10% населения выиграло более всего. Другие также выиграли, но меньше, тогда как доходы самых бедных 10% снизились. То же происходило в первые годы реформ. За последние 20 лет распределение доходов практически не изменилось. График для США выглядел бы похожим образом. На сайте Доклада о переходном процессе вы можете увидеть такой график для любой страны мира.

График 1.3

Но это типичный график, показывающий нам, что Россия в среднем показала неплохие результаты — 70% роста за 27 лет. Однако этот рост ничего не говорит нам о нижних 80%. Поэтому если вы спросите в России: «Хорошо, ВВП в среднем вырос на 70%. Так сколько из вас получило эти 70% роста в свои карманы»?. Ответ будет — топ-20%. Остальные 80% не ощутили этого роста.

Украинская «катастрофа»

Как я и обещал, следующий график более удручающий. Это график о ситуации в Украине.

Он пугает, не так ли? Нет значительного роста неравенства, но все сообщают о падении доходов. Этот график показывает, что в Украине невозможно найти большое количество людей, которые скажут, что их доходы теперь выше, чем до начала перехода к рынку. В Украине есть некоторые очень богатые люди, но они не попали в наше исследование домохозяйств. Я буду говорить о них позже. Это гнетущий график, но стоит сказать, что график для России является более типичным для нашего региона, чем график для Украины.

Мы рассмотрели все страны — и вот итог того, что происходило (График 1.12).

График 1.12

Красным мы показываем людей, чьи доходы росли с ниже чем средней скоростью, а желтым тех, чьи доходы росли с выше чем средней скоростью. В Украине, «выше средней», к сожалению, не значит рост, поскольку средний показатель — это все еще падение дохода. Если вы спросите, кто в среднем больше всего выиграл в результате этих реформ, в большинстве стран это будет топ-20-30%.

Этот график пугает. Но есть график еще пострашнее (График 1.13). Он о сокращении разрыва с развитыми странами. Здесь у нас три цвета. Зеленый значит, что ваш доход растет быстрее, чем в среднем в странах “Большой семерки” (G7). Желтый, напротив, означает более медленный чем в G7 рост. Красный показывает, что доходы вообще не росли, а падали. Именно это происходило в Украине. Все сегменты населения отчитываются о негативном росте, то есть о падении. В некоторых странах ситуация описывается лишь желтым и красным, в других тремя цветами. Босния и Герцеговина является типичной страной, в которой люди на вершине распределения сокращают отставание, доходы среднего класса растут, но не догоняют G7, а доходы людей внизу распределения вообще падают.

График 1.13

В России доходы падали в самых бедных 10%. Топ-40% в России сокращают разрыв. Средние 50% растут, но более медленными темпами, чем в богатых странах. Есть еще более бедные страны, в которых все или почти все улучшили доходы и сократили разрыв. Выделяются Беларусь и Польша. Эти страны начинали с приблизительно такими же доходами на душу населения, как Украина — и все же в этих странах почти все сократили разрыв с богатыми странами. Есть также новые страны нашей деятельности, которым удалось полностью устранить разрыв с богатыми странами.

Неравенство остается очень важной темой. Люди считают, что в последние пять лет неравенство выросло. Если вы посмотрите на график [Милановича] для Украины, он показывает, что в Украине неравенство, скорее всего, сократилось за 1996-2016 гг. За последние 20 лет не изменилось и неравенство в России. Но если вы спросите людей, считают ли они, что неравенство в последние пять лет сократилось, большинство во всех странах скажет, что неравенство выросло (График 1.15). Горизонтальная ось показывает изменение официального Джини-коэффициента. В странах слева коэффициент Джини снизился.

График 1.15

В странах справа официальные показатели неравенства выросли. Мы видим, что половина стран расположена слева, а другая половина справа, однако все они выше горизонтальной оси — и в любом случае, согласно официальной статистике, увеличение неравенства было очень незначительным. Но люди все равно считают, что неравенство в последнее время выросло.

Это можно объяснить тем, что официальные данные (как и наше исследование) не учитывают очень богатого или очень бедного населения. Однако люди видят бездомных на улицах и миллиардеров на телеэкранах и понимают, что неравенство может на самом деле быть выше, чем согласно статистике.

История о миллиардерах

График 1.17

Синие столбики (График 1.17) показывают соотношение доли богатства миллиардеров в нашем регионе и доли региона в мировом ВВП. Таким образом, если столбик выше 100%, в регионе непропорционально много чрезвычайно богатых людей. Единственными двумя регионами на уровне выше 100% являются развитые регионы и наш регион. Все другие развивающиеся страны создают меньше миллиардеров, чем позволяет их доля в мировой экономике. Это произошло не в один момент. В 2002 году мы все еще значительно отставали. Но этот график не настолько пугающий, как следующий (График 1.18).

График 1.18

Следовательно, вопрос в том, где богатые люди заработали свое состояние. Во всех регионах важной является финансовая сфера, но значение полезных ископаемых и необработанных товаров в нашем регионе выше, чем в других, а доля розничной торговли и производства значительно меньше. Большинство богатства в нашем регионе создано благодаря природным ресурсам и необработанным товарам.  Именно Россия и Украина в значительной мере ответственны за это.

Почему это уникально? Во всем мире есть экспортеры естественных ресурсов, в т. ч. в США. США теперь производят столько же нефти и газа, как Россия, и столько же нефти, как Саудовская Аравия. Однако очевидно, что другим странам удается облагать сверхприбыли налогами.

Что из этого следует? Наш Доклад содержит намного более детальные рекомендации действий. Необходимо выделить три проблемы. Первой является бедность. Большинство наших стран имеют средние доходы. Поскольку мы сейчас в Украине, сосредоточимся на других двух вызовах: неравенстве и концентрации богатства на вершине. Это разные вещи. На неравенство можно воздействовать двумя способами. Перераспределение направлено на снижение неравенства доходов, а предраспределение направлено на неравенство возможностей. Позже я расскажу кое-что о неравенстве возможностей в регионе.

Еще одна проблема — это концентрация богатства на вершине. Почему это важно? Если сильные государственные институты отсутствуют, существует риск того, что чрезвычайно богатые люди будут влиять на СМИ и политику. Они будут менять правила игры в свою пользу, таким образом становясь еще богаче и еще лучше защищая свое состояние.

Это затрагивает вопрос справедливости. Наблюдая чрезмерное влияние сверхбогатых, люди думают, что неравенство слишком высоко. Они также считают, что очень богатые люди, получившие свои состояния в секторе естественных ресурсов, не заслужили их. Таким образом, они поддерживают налог на наследство и ренты. Я и Франсис Малиж (Управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития в странах Восточной Европы и Кавказа) часто бываем во Франции. Там началась напряженная дискуссия после того, как Томас Пикетти предложил значительно повысить налоги на богатство. Он не поддерживает налог на наследство, поскольку считает, что он непрактичен. Очень богатые люди настолько влиятельны, что смогут обойти эти налоги. Конечно, если бы не это, экономисты поддержали бы налог на наследство, потому что он справедливый и не искажает экономику.

Влияние перехода к рынку на благосостояние

Рассмотрим то, как переход влиял на благосостояние, а не только лишь на доходы. Почему это важно? Раньше я сравнил нынешние доходы с доходами в 1989 году. Я вижу многих молодых людей в аудитории, поэтому позвольте мне объяснить. Тогда было важно не только, сколько рублей ты зарабатывал. Вопрос был скорее в том, мог ли ты как-нибудь использовать эти рубли. Все получали более-менее одинаковую зарплату. Однако некоторые люди имели лучшие связи и могли купить, например, колбасу, тогда как другие имели худшие связи и могли купить лишь салат из морской капусты. Вот почему мы рассматриваем другие показатели.

Мы смотрим на рост людей и на субъективную оценку благосостояния или удовольствия жизнью. Почему мы обращаем внимание на рост? В экономике развития известно, что если вы вырастаете в более сложных условиях, ваш рост ниже. И именно сейчас люди, пережившие переходной процесс тогда, когда им было 0, 1 или 2 года (критический период для определения роста во взрослом возрасте), уже выросли.

График 2.3

Люди, рожденные в ранних 90-ых или в середине 90-х в Украине, уже достаточно взрослые, поэтому их рост перестал меняться. Мы можем измерить его и проверить, имели ли первые годы реформ влияние на рост во взрослом возрасте. К сожалению, оказалось, что эти люди на один сантиметр ниже, чем люди, родившиеся раньше или позже (График 2.3). Хотя может показаться, что это не так уж и много, на самом деле это огромное влияние. Представьте себе, рост выросших в зоне конфликта или гражданской войны также ниже на один сантиметр. Поэтому ранние годы перехода были очень болезненными.

Графики, которая я вам показал раньше, показывают, что доходы снизились для всех. А эти графики отражают реальные страдания, какие мы до сих пор можем отследить в низшем росте людей, рожденных в те времена. Это немного напоминает палеонтологические исследования ископаемых остатков, но здесь мы говорим о живых людях.

Стоит сказать, что эти люди счастливы. В экономике развития известно, что люди низкого роста иногда получают худшее образование, худшую работу и низшие доходы. Однако лучший доступ к экономическим возможностям и лучшее образование компенсировали эти проблемы. Оказывается, что несмотря на то, что их рост ниже, эти люди не чувствуют себя несчастными.

График 2.2

Рассмотрим, что случилось, используя этот график. Горизонтальная ось показывает доходы, ВВП на человека. Это все средние показатели по странам (позже я расскажу о неравенстве). Рассмотрим средние показатели. Это ВВП на душу (ПКС, логарифмическая шкала). Вертикальная ось показывает процент людей, соглашающихся с утверждением «Я доволен или очень доволен жизнью». Вы видите три нетипичных случая в Центральной Азии. В этих странах, отвечая на вопрос: “Вы согласны?», люди всегда говорят: «Да, мы согласны».

Рассмотрим две линии трендов. Нижняя показывает посткоммунистические страны (кроме трех стран в Центральной Азии) в 2010 году, а та, что выше — в 2016 году. Следовательно, тренд поднялся вверх, поскольку посткоммунистические страны выросли [по этому показателю] за 2010-2016 гг. За последние шесть лет наши страны стали более счастливыми, даже учитывая доходы.

Если мы сравним тренд переходных стран с трендом западных стран или других непереходных стран, мы увидим, что переходные страны были необычно несчастливыми, учитывая их доходы. Вы видите, что уже в 2010 году Италия была на линии тренда. Но остальные страны Запада (Франция, Германия, Швеция, Великобритания) оставались выше тренда в 2010. В опросе за 2016 год мы не исследовали Великобританию, Францию, Швецию. Мы повторно исследовали Германию и Италию, и кроме того, Грецию, Кипр и Турцию. Вы видите, что Германия опустилась и теперь более-менее на линии тренда. Все другие непереходные страны находятся ниже линии тренда.

Следовательно, раньше, учитывая доходы, жители переходных стран всегда были менее довольны своей жизнью. Я делал исследование на эту тему и показал, что это связано с макроэкономической нестабильностью в 1990-ые, снижением качества и доступа к общественным благам по сравнению с ожиданиями на основе коммунистического прошлого, высшим неравенством и т. д.

Доступ к образованию также сыграл роль. Старшие поколения понимали, что их человеческий капитал было сложно использовать в рыночных условиях. Младшие поколения, пошедшие в школу уже в рыночных условиях, увидели, что их образование лучше соответствовало рыночным реалиям. Я не говорю о том, что старое образование было хорошим или плохим, я лишь имею в виду то, что оно не подходило к новым условиям.

Когда мы исследовали этот вопрос раньше, мы предусматривали, что «переходной разрыв в степени счастья» рано или поздно исчезнет. В 2016 году мы наконец можем сказать, что это случилось. «Отставание в уровне удовлетворения жизнью» закрыто.

Теперь вернемся к росту взрослых. Во всех странах, особенно со средним уровнем доходов, каждый год увеличения ВВП приводит к увеличению роста людей (График 2.4)

График 2.4

Теперь рассмотрим График 2.3. Горизонтальная ось показывает не год рождения, а разницу между годом рождения и годом начала перехода к рыночной экономике.

Допустим, что переход начинался с либерализации цен. Средний рост людей, рожденных 30 лет до начала переходного процесса, равнялся 169 см. Дальше мы видим, как молодые люди становились все выше, пока не доберемся к тем, кто родился 2 или 3 года до начала перехода. Это люди, выраставшие во время переходного процесса. Потом мы видим большое падение. И только после этого периода младшие люди вернулись на линию тренда.

Так как переходы происходили в разные года в разных странах, мы можем отделить влияние возраста. Мы также учли другие факторы. Например, мы проверили, можно ли объяснить снижение роста падением ВВП. Действительно, влияние ВВП в первые годы жизни позитивное и значимое, поэтому чем большее падение в переходной период, тем большее негативное влияние на рост. Но влияние рождения в годы перехода также значимое, хотя и ниже. Таким образом, разница в росте лишь частично объясняется экономическими факторами. Социальный стресс также повлиял на рост.

Эта дискуссия касается средних показателей, в этом случае среднего роста людей, родившихся и выросших во время перехода. Как я уже говорил, мы обнаружили, что рождение во время перехода стоило вам 1 см роста. Что если мы спросим: «Какие группы населения пострадали более всего»? Оказалось, что это зависит от того, в какой семье вы родились (График 2.7). Например, если мы разделим выборку в зависимости от образования родителей, мы увидим, что менее образованные семьи пострадали больше. Поэтому, если вы росли в менее образованной семье, у вас была большая вероятность попасть под удар переходного шока. Более того, если ваша мать имела высшее образование, переходный шок на вас почти не повлиял.

График 2.7

Как я вам и обещал, мы также можем проверить, несчастны ли люди, родившиеся во время перехода (Таблица 2.4), являются ли их шансы найти работу или доходы ниже и т.д. Мы не обнаружили никакой разницы в том, что касается доходов, занятости или семейного состояния. Мы видим, что эти люди получили больше образования. Причина в том, что в наших странах, чем вы младше, тем больше образование вы получаете. Это произошло в результате дерегуляции образовательной системы и возросших возможностей для образования. Таким образом, образованием можно объяснить лишь часть высшей степени удовлетворения жизнью, но не полностью.

Вероятно, доступ к экономическим возможностям также важен.

Группы, рожденные после перехода, уже достигли максимального роста, но все еще учатся. Мы вернемся к изучению их социально-экономического положения через несколько лет.

Таблица 2.4

Равенство возможностей

Как экономисты, мы считаем, что неравенство в целом может быть хорошим или плохим, но уверены, что неравенство возможностей – это всегда плохо. Мы согласны с тем что, что независимо от того, где и в какой семье вы родились, вы должны иметь доступ к одинаковым профессиональным возможностям и образованию.

Как политические экономисты, мы считаем, что если в стране существует высокое неравенство возможностей, большинство будет считать это несправедливым и будет голосовать против системы. Реформы, не обеспечивающие равенство возможностей, могут оказаться неустойчивыми. Их можно развернуть. Это еще одна причина, почему мы считаем, что неравенство возможностей является плохим.

Как экономисты, мы также знаем, что вследствие неравенства возможностей некоторые люди не могут полностью реализовать свой потенциал, и это неэффективно. Таким образом, если талантливый человек родился в бедной семье и потому не может получить соответствующее образование и построить соответствующую карьеру, это неэффективно для общества в целом.

К сожалению, как в странах нашей деятельности, так и на Западе, пол, раса, происхождение, место рождения – все эти факторы часто имеют влияние [на возможности]. Здесь мы используем методологию, теперь достаточно привычную, согласно которой мы разделяем неравенство на факторы, на которые можно влиять, и на факторы, на которые нельзя повлиять.

Рассмотрим неравенство доходов, например, коэффициент Джини. Мы спрашиваем, какую долю коэффициента можно объяснить тем, что часть населения — это женщины или представители этнических меньшинств, выходцы из сельской местности или родившиеся в богатых семьях и т. д. Таким образом, мы рассматриваем факторы, на которые нельзя повлиять. Нельзя выбирать родителей и в большинстве случаев нельзя изменить пол. Нельзя изменить расу. Эти факторы показывают неравенство возможностей. Вы видите, что неравенство возможностей и неравенство результатов (в этом случае, доходов) связаны между собой (График 3.3.). Нет стран, в которых неравенство возможностей высокое, а неравенство доходов незначительное.

Причина очень проста. Если существует неравенство возможностей, люди, рожденные в неблагоприятных условиях, не могут построить успешную карьеру и поэтому зарабатывают немного.

График 3.3

График показывает, что неравенство возможностей ниже, чем общее неравенство. Следовательно, часть неравенства можно объяснить факторами, которые зависят от вас, тогда как часть неравенства доходов зависит от факторов, которые нельзя изменить, таких как пол, раса, место рождения и т. д. Значит ли это, что неравенство возможностей намного ниже, чем неравенство доходов? В этом случае — да. В некоторых странах, 20% неравенства доходов можно объяснить неравенством возможностей, тогда как в других — 50%.

График 3.4

Это разбивка неравенства возможностей на разные факторы в разных странах (График 3.4.). Среди этих факторов образование родителей, их членство в коммунистической партии, что в нашем случае означает принадлежность к элите. Также здесь пол, место рождения (сельская или городская местность), этническое происхождение и т. д. Например, мы видим, что в Германии неравенство возможностей небольшое. В большинстве стран нашей деятельности неравенство возможностей достаточно высокое. Например, в Украине характеристики родителей определяют почти все. Дальше следуют пол и место рождения.

Мы также рассматриваем другие результаты, такие как доступ к работе и образованию. Мы обнаружили, что неравенство возможностей в этой сфере достаточно высокое. Интересно, что женщины в нашем регионе имеют такой же или почти такой же уровень образования, как мужчины. А образование, как правило, позволяет зарабатывать больше. Например, высшее образование повышает доходы на 31%, что является нормальным показателем. Мы наблюдаем похожее на Западе. В США, этот показатель равнялся бы 40-50%, в некоторых странах Запада — 30%. Мы также видим, что несмотря на идентичный уровень образования, женщины зарабатывают приблизительно на 20-25% меньше, чем мужчины.

Мы также провели регрессионный анализ поддержки рыночных реформ и демократии. Мы обнаружили, что люди, зарабатывающие меньше, более склонны отбрасывать рыночные реформы и демократические изменения. Часть этого эффекта можно объяснить неравенством возможностей.

Выводы

Реформы повысили неравенство в большинстве стран нашего присутствия. От них выиграло очень бедное и очень богатое население, но не средние группы, по крайней мере не настолько. Лишь меньшинству реформы помогли выйти на уровень богатых стран. Это значительное меньшинство, но все-таки не большинство. Мы также увидели, что ранние годы реформ были достаточно, часто очень, болезненными.

Но разрыв в удовлетворении жизнью наконец исчез. Люди в переходных странах теперь настолько же счастливы или несчастливы, как люди с такими же доходами в других странах. Частично это случилось потому, что люди на Западе чувствуют себя менее довольными. Но люди в переходных странах стали счастливее. Когда мы исследовали эту проблему 10-15 лет назад, мы думали, что это случится быстрее. Но кризис 2010 года ударил по нашему регионе больше, чем по Западу. Однако сейчас ситуация наконец уравнялась. Можно сказать, что реформы принесли результат.

Из этого следуют определенные рекомендации относительно того, как разрабатывать реформы и как думать об инклюзивности. Они могут быть очень полезными для политиков Запада, рассуждающим о пенсионных реформах и реформах рынка труда, даже несмотря на то, что эти реформы не являются настолько болезненными, как переход от коммунизма к рыночной экономике. Однако эти реформы все равно будут болезненными. Некоторые реформаторы могут сказать, что в краткосрочном периоде, много людей почувствует боль, но в долгосрочной перспективе счастье вернется.

Опыт наших стран показывает, что в краткосрочном периоде люди сначала страдали, а потом появлялись позитивные результаты. Однако в некоторых странах страдание в самом начале привело к власти популистических политиков, утверждавших, что реформы следует развернуть. В некоторых случаях этим политикам удалось разрушить даже те несовершенные демократические институты, которые удалось построить. Демократические силы не могут вернуться к власти, поскольку в политической системе отсутствуют возможности для конкуренции. Поэтому со сценарием «сначала боль, потом результаты» есть определенные трудности.

Это значит, что при разработке реформ следует всегда помнить о максимальном и как можно более широком распределении выигрышей от реформы уже с самого начала изменений. Необходимо помогать наиболее уязвимым людям. Наш анализ показывает, что больше всего от реформ страдают люди с худшим образованием и меньшими доходами. Необходимо защищать их — и тогда они будут поддерживать реформы.

Источники: Видео лекции и Доклад ЕБРР за 2016 год

Лекцию записали Тарас Галайда, Киевский национальный университет строительства и архитектуры; Екатерина Кошлан, Украинский католический университет; Юлия Лебединская, Украинский католический университет; Максим Вышнянчин, Львовский национальный университет им. И. Франко. Редактировали Елена Шкарпова, редактор VoxCheck, и Ростислав Аверчук, приглашенный редактор VoxUkraine.

Text dfbnbefbnhestnhb


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.