Деолигархизация в Украине: невыполненное обещание

Пристальный взгляд на отношения между властью и большим бизнесом показывает, что все заявления украинских высокопоставленных должностных лиц о деолигархизации после Майдана являются лишь выдаванием желаемого за действительное.

Sentavio/depositphotos

Автор:

Олигархическая система, которая непременно предусматривает неформальные связи и коррупционные отношения между наивысшими уровнями власти и олигархами, не исчезла после Революции достоинства. Она лишь немного изменилась, адаптировавшись к новой политической ситуации. Пристальный взгляд на отношения между властью и большим бизнесом показывает, что все заявления украинских высокопоставленных должностных лиц о деолигархизации после Майдана являются лишь выдаванием желаемого за действительное. Основные «старые» олигархические группы начали более или менее тесное сотрудничество с властной элитой, которая нуждалась в их поддержке и в то же время была слишком слабой или не имела политической воли для того, чтобы по-настоящему ослабить позиции олигархов.

Косметические изменения

После событий 2014 года большинство олигархов значительно ослабло (в т. ч. вследствие экономического кризиса). Они больше не имеют такого же уровня влияния на власть и не могут участвовать в государственных закупках в таких же масштабах, как раньше. Однако они и далее пребывают среди наиболее влиятельных актеров в украинской политике, в частности наиболее могучие среди них, такие как Игорь Коломойский и Ринат Ахметов. Это возможно в основном благодаря их традиционным активам: финансовым ресурсам или доминированию в некоторых стратегических секторах экономики, контролю над СМИ и значительному влиянию в парламенте. В сочетании со слабостью правительства в Киеве, олигархические группы все еще владеют мощными инструментами защиты своих позиций. Как следствие, несмотря на некоторые изменения (например, исчезновение так называемой Семьи, то есть группы вокруг экс-президента Януковича, и слабости группы Дмитрия Фирташа), олигархическая система продолжает существовать.

Однако основной причиной сохранения крупных «старых» олигархов стало решение элит, пришедших к власти после Майдана, заключить тактический союз с олигархами. Этот союз является выгодным для обеих сторон. Представители власти получили поддержку важных депутатов из олигархических группировок в Верховной Раде, а также неформальные источники финансирования и поддержку СМИ (что особенно важно в контексте парламентских и местных выборов). Выглядит так, что взамен олигархам гарантировали личную безопасность, защиту их бизнеса и способность продолжать лоббирование своих бизнес-интересов. В результате этого вынужденного симбиоза, новые лидеры Украины решили не пересматривать приватизации времен Януковича, главную выгоду из которых извлекли олигархические группы.

После революции, как это было и до нее, олигархи начали использовать свое преимущество над политиками. В государстве с некачественным управлением, неэффективной и коррумпированной бюрократией, олигархи являются лучше всего организованными группами с лучшими менеджерскими возможностями. Они могут позволить себе дорогую юридическую поддержку или использование лоббистов, а также у них в распоряжении есть мощные телеканалы, фактически доминирующие на украинском медиа рынке.

В государстве с некачественным управлением, неэффективной и коррумпированной бюрократией, олигархи являются лучше всего организованными группами с лучшими менеджерскими возможностями.

Они могут позволить себе дорогую юридическую поддержку или использование лоббистов, а также у них в распоряжении есть мощные телеканалы, фактически доминирующие на украинском медиа рынке. И все же для того, чтобы гарантировать безопасность своего бизнеса, олигархические группы постоянно нуждаются в инструментах, которые доступны лишь органам власти. Это значит, что они вынуждены находить понимание с политическими лидерами. У олигархов нет постоянных союзников среди политических партий. Они заключают временные соглашения и пересматривают их в зависимости от того, что нужно для защиты их интересов в данный момент.

Как результат союзов между олигархами и политическими лагерями Президента Порошенко и Арсения Яценюка и его Народного фронта, в олигархической системе образовался биполярный расклад сил. Таким образом, сотрудничество олигархов с властью привело к формированию специфического вида плюрализма. Попытки «старых» олигархов обеспечить защиту своих бизнес-интересов также имели значения, примером чего является сотрудничество между Ринатом Ахметовым и окружением Арсения Яценюка. Интересы олигарха в электроэнергетическом секторе, в котором он доминировал много лет, очутились под угрозой в результате экспансии людей, связанных с Президентом Порошенко, например, Игоря Кононенко и Константина Григоришина, пытавшихся увеличить свое влияние в этом секторов.

Новые олигархи

Нет оснований считать, что Премьер-министр Гройсман пожелает или будет готов поменять правила, согласно которым работает система, особенно ввиду того, что коалиция имеет лишь незначительное большинство в Верховной Раде и во многих голосованиях будет нуждаться в дополнительной поддержке со стороны олигархический фракций — за что придется платить. Другим свидетельством того, что status quo между властью и олигархами сохранится, являются слова самого Гройсмана, который отметил, что «те же правила должны касаться олигархов (…), исключительно рыночные механизмы, без преференций (…). Позиция олигархов должна быть такой: они должны заниматься развитием экономики страны и не вмешиваться в дела [власти]». Такой подход исключает любые радикальные действия против олигархов, в т. ч. открытый конфликт с некоторыми из них, хотя он и демонстрирует желание осторожно и медленно «цивилизовать» олигархическую систему. Это можно объяснить, как указывалось раньше, слабостью власти, но также тем, что власть беспокоится сохранением территориальной целостности страны.

Процессы, которые позволили «старым» олигархическим группам удержать значительную часть своего бывшего влияния и сохранили неизменными правила, по которым действует украинская политика, совпали с появлением после Революции достоинства новых политически-предпринимательских групп вокруг двух центров политической власти в Украине. Начиная с 2014 года, членам этих групп удалось получить операционный контроль над многими наиболее важными предприятиями в государственной собственности. Им удалось получить контроль над финансовыми потоками этих компаний без де-факто принятия ответственности за результаты этих компаний. Также они заняли удобные позиции накануне запланированных приватизаций многочисленных предприятий благодаря контролю над ключевыми парламентскими комитетами, министерствами и государственными органами. Хорошим примером является Николай Мартыненко, член Народного Фронта Арсения Яценюка, который, по некоторым свидетельствам, контролирует стратегические предприятия в государственной собственности, в т. ч. Энергоатом, оператор АЭС Украины. Другим является Игорь Кононенко, давний друг Петра Порошенко. Под его надзором находится Фонд государственного имущества Украины и многие предприятия в государственной собственности.

Однако бизнес-фундамент «новых» олигархов значительно слабее, чем у «старых» олигархов. Первые обычно не владеют никакими крупными бизнес-активами, а лишь руководят собственностью государства и — что имеет решающее значение — не контролируют ни один из основных телеканалов, являющихся важным политическим инструментом в Украине. Тот факт, что монополия традиционных игроков на рынке СМИ не была устранена, является еще одной причиной, почему «новые» олигархи и связанные с ними политики были вынуждены достичь согласия с теми, кто контролирует телеканалы.

Влияние на реформы

Все еще крепкая олигархическая система и неспособность украинских лидеров и отсутствие у них политической воли по-настоящему бросить ей вызов прямо влияют на процесс реформ в стране. После Майдана Украина оказалась в парадоксальной ситуации. С одной стороны, представители новой власти полностью осознают, что систему необходимо реформировать, поскольку именно этого ожидают люди (и Запад) и поскольку постсоветская экономическая и политическая модель исчерпала свой потенциал. Однако, с другой стороны, они не способны полноценно проводить реформы, потому что сами являются продуктами этой системы.  Большинство ведущих политиков, пребывающих во власти в Украине после 2004 года, сформировались в 1990-х годах и находились на высоких должностях в нескольких предыдущих правительствах. Поэтому сложно утверждать, что в Украине к власти пришла новая политическая элита. Как результат, вместо искренних попыток структурных изменений, страна получает адаптацию и приспособление.

Сложно утверждать, что в Украине к власти пришла новая политическая элита. Как результат, вместо искренних попыток структурных изменений, страна получает адаптацию и приспособление.

Проведенные фрагментарные реформы пока не смогли значительно ограничить олигархическое влияние. Даже позитивные решения Верховной рады, нацеленные на снижение власти олигархов, были смягчены или отсрочены (например, внедрение государственного финансирования политических партий отложили до 2017 года). Благодаря контролю Президента над Генеральной прокуратурой удалось фактически заморозить некоторые неудобные расследования. Также не состоялась значительная дерегуляция экономики, которая могла бы создать необходимые условия для развития малых и средних предприятий и ослабить преференции, за счет которых функционирует бизнес олигархов. Ситуация с Укрнафтой является хорошим примером того, что некоторые попытки власти избавиться от влияния олигархов являются лишь пиар-кампанией или имитацией. Эта ключевая нефтяная компания, де-юре контролируемая государством, де-факто все еще принадлежит Группе Приват Игоря Коломойского.

Опыт предыдущих двух десятилетий четко показывает, что олигархическая модель украинской экономики не может предложить жизнеспособную альтернативу эффективной рыночной экономике, поскольку не может создать стабильных источников роста. Олигархи, захватившие целые секторы экономики, в основном интересовались максимизацией своих прибылей и мало беспокоились развитием своих активов. Как следствие этой экстенсивной экономической модели, ни одной из секторов украинской экономики, в котором доминирует большой бизнес, не прошел модернизацию.

Власть все еще должна выполнить одно из основных обещаний Майдана — лишить олигархические группы влияния в ходе проведения глубоких реформ. Хотя украинские лидеры наивысшего уровня в своих политических обращениях регулярно повторяют свое обязательство осуществить деолигархизацию, на самом деле для этого сделано очень мало. Учитывая очевидное отсутствие политической воли, следует ожидать, что олигархи будут удерживать свое влияние до тех пор, пока в Украине будет сохраняться нынешний баланс власти. Между властью и отдельными олигархами могут происходить более или менее серьезные конфликты, однако они не повлияют на систему.

Более того, если в ближайшие месяцы пройдут досрочные выборы, это вряд ли приведет к качественному изменению в Верховной Раде и приходу свободных от олигархического влияния партий к власти. Столкнувшись с высокой стоимостью избирательной кампании, каждая из крупных политических партий будет нуждаться в финансовой и медиа-поддержке олигархический групп и будет вынуждена взамен включить их представителей в избирательные списки. Учитывая общую слабость государства и другие, ранее упомянутые, инструменты олигархического влияния, это значит, что в ближайшем будущем олигархи и дальше будут иметь «блокирующий пакет акций» в украинской политике.

Автор недавно опубликовал подробное исследование: Фундамент системы. Старые и новые олигархи в Украине.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.